Саша ОКУНЬ
20161210_134504.jpg

Меня привлекает то, что тем или иным образом касается основы человеческого бытия: повседневной жизни и её финала. Может поэтому немолодое пожившее тело привлекает меня больше, чем отштампованные 90/60/90 фигуры  голливудских актрисок.  «Для дурака. жизнь трагедия, для мудреца - комедия» - заметил Джонатан Свифт. Я возьму на себя смелость дополнить сентенцию декана собора св. Патрика: но поскольку большинство из нас не бог весть какие мудрецы, однако и не вполне идиоты, то для нас жизнь - трагикомедия. Как по мне, самый интересный и продуктивный жанр. Вечность и сиюсекундность, вера и цинизм, подлость и самопожертвование, благородство и вульгарность - какой необыкновенный, пьянящий коктейль! Поднять повседневность в небеса  и опустить небеса на землю, вот, собственно, наверное то, чем я занимаюсь.

Я работаю в классической, если угодно, традиционной манере масляной живописи, предназначенной для высоких (мифологических, исторических) сюжетов.  Мои же сюжеты весьма приземленные: утопленника нашли, дядька копается в пальцах ноги. Но в бытовой истории - утопленника нашли - просвечивает архетип - Пьета. Кстати о сюжетах: в конце 19 в. Жорж  Польти сформулировал список из 36 сюжетов. С тех пор прошло более ста лет, тридцать седьмой сюжет так и не обнаружили. Стало быть,  важен не сюжет,  а то, с какой интонацией его рассказывают. Я полагаю, что свои истории я рассказываю своим собственным голосом. Смесь высокого стиля с низким сюжетом представляется мне адекватным выражением, царящего в наши времена тотального абсурда

 

Саша ОКУНЬ

Работы из серии "VILLA dei MISTERI of MAZKERET BATYA"
Sasha OKUN
Sasha OKUN

Father and his Son. Oil on panel,167,5x299

press to zoom
Sasha OKUN
Sasha OKUN

Father and his Son. Detail.

press to zoom
Sasha OKUN
Sasha OKUN

Three Women and a Child. Detail.

press to zoom
Sasha OKUN
Sasha OKUN

Father and his Son. Oil on panel,167,5x299

press to zoom
1/28
logan.png